Mestre Moraes

Mestre Moraes – Мастер Мораес (группа «GCAP»)

Педро Мораес Триндады (Mestre Moraes) родился в Сальвадоре в 1950 году. Заниматься капоэйрой он начал в возрасте восьми лет, с мастером Жуау Гранды в Академии Мастера Паштиньи. В 1982 году он основал Группу Капоэйры Анголы Пелоринью («GCAP»), целью которой является сохранение характерных для капоэйры-анголы традиционных элементов, а также аспектов, унаследованных от африканской культуры. С 1983 года при поддержке других мастеров Мораес начал движение за освобождение капоэйры-анголы.

– Скажите, что представляла из себя капоэйра-ангола, когда Вы начали заниматься?
В то время, в 1958 году, я понятия не имел о том, как много включает в себя капоэйра. Как любой ребенок, я видел в капоэйре развлечение, хотя остались и впечатления о таком уважении к этому искусству, которое трудно встретить сегодня.

– Чем отличается капоэйра-ангола тех времен, когда Вы вступили в Академию Мастера Паштиньи, от современной капоэйры-анголы?
Я не вижу большой разницы. Меня беспокоит только то, что капоэйре-анголе сейчас пытаются присвоить качество наивности, простоты. Если вы бывали на родах прошлых лет, вы знаете, что одной из сторон капоэйры-анголы является жестокость. Можно назвать эту жестокость «разумной»: капоэйристы знали грань, за которую не надо переходить, они могли контролировать свое тело. Это качество должно быть присуще всякому человеку, практикующему какое-либо единоборство. Некоторые не понимали, да и сейчас не понимают: «капоэйра-ангола может быть позитивной и негативной – всё зависит от противника» (Мастер Жуау Гранды).

– Что происходит с капоэйрой-анголой сейчас?
Сейчас капоэйра-ангола переживает беспокойные времена. Хотя я до сих пор верю в возможность баланса. Есть еще мастера, не поддающиеся влиянию денег или ударов в спину. Но капоэйра-ангола теряет черты, чрезвычайно важные для ее выживания и поддержания африканской культуры в Бразилии. Мы, мастера капоэйры, должны оказывать сопротивление. Я не имею ничего против развития знаний, однако, учитывая современный капитализм, борюсь с проституцией, выражающейся, к примеру, в продаже сертификатов и званий. Продажи их людям, не способным сохранить корни капоэйры-анголы. Может быть, сейчас не так много хороших мастеров, но есть действительно достойные ученики, которые могут стать настоящими мастерами в будущем.

– Расскажите об отношении народа к капоэйре
История развития капоэйры не может ограничиваться соревнованиями и занятиями в школах. Мы не должны забывать: капоэйра – это манифест афро-бразильцев, связанный с борьбой народа за освобождение. История формирования бразильского общества показывает, что элита часто интересовалась капоэйристами, и те в итоге не доводили до конца свой удар. Я очень обеспокоен тем, как просто мастера дают согласие на предложения правительства преподавать в школах, и при этом ни слова о конфликте рабочего класса и элиты. Я считаю, что молодежь должна знать: когда-то элита прилагала все усилия, чтобы покончить с капоэйрой. Важно не вогнать капоэйру в рамки обычного спорта. Важно, чтобы мастера на занятиях заставляли учеников задуматься: почему ни один из великих мастеров прошлых лет не добился благосостояния? Если мы сделаем из капоэйры спорт, молодые капоэйристы и не вспомнят героев, которые жили капоэйрой и за нее умерли, и спорт тут был совсем ни при чём. Нужно сознавать проблемы общества, в котором мы живем, и иметь твердую собственную позицию.

– Как традиции предков приживаются в современных условиях глобализации?
Глобализация культуры имеет как позитивные, так и негативные последствия. В отношении капоэйры скажу, что интернационализация скорее препятствует сохранению наследия предков. Те, кого больше интересуют деньги, не беспокоятся о предании, о традиции. Необходимо иметь чувство принадлежности к некому сообществу, осознавать причины возникнувшего его положения и беспокоиться о дальнейшей его судьбе. В условиях глобализации распространение информации о нашей культуре кажется позитивным; однако другим народам не интересен главный аспект – культурная манифестация африканцев.

– Что Вы можете сказать о развитии капоэйры-анголы в других странах?
Я много путешествовал и могу сказать, что другие страны обогнали Бразилию в «количестве». Однако качество – вот проблема. Меня не раз критиковали за то, что на заграничных семинарах я тратил время занятия на разговоры об истории, политике, философии капоэйры. Люди хотят двигать телом, но не желают шевелить мозгами. Но, к счастью, среди огромного количества таких капоэйристов встречается и настоящее качество.

– Есть ли наилучший способ сохранить традиции капоэйры-анголы?
Лучший способ сохранить традиции – это научить им наших детей. Сейчас «работать с детьми» стало модным, однако во многих случаях этих детей ориентируют на то, чтобы уехать из страны и получить другое гражданство. В другой стране они отрываются от своих корней и под давлением обстоятельств впитывают другую культуру. Проблема еще и в том, что поддержку получают только проекты, ориентированные на спортивный аспект. капоэйра-ангола не ставит этот аспект во главу.

– Каким Вы видите будущее капоэйры-анголы?
Если процесс не остановится, с капоэйрой-анголой случится то же, что случилось с Режионалем – она потеряется. Проблема Режионаля была в том, что некоторые мастера, вместо того чтобы заботиться о сохранении стиля Мастера Бимбы, думали только о том, как превзойти капоэйру-анголу. Нам, мастерам, необходимо быть осторожнее с тем, что мы называем «хорошим для капоэйры-анголы», так как завтра наши слова могут вырасти в традицию.

– Расскажите о работе над своим последним альбомом
Этот альбом не только мой. Это альбом всех учеников, помогавших мне в его создании. Тема альбома – предание предков.

– Какой совет Вы дали бы тем, кто думает начать заниматься капоэйрой-анголой?
Перестать думать и начать заниматься! Главное – выбрать мастера, который сможет направлять вас по жизни, внутри роды и за ее пределами.

Перевод статьи «Grandes Mestres: Mestre Moraes»
Журнал «Praticando Capoeira», Ano III #29.
Источник – www.axecapoeira.ru